Розсилка

підписатися

RSS-стрічка новин з сайту

Наші партнери
Тижневик "Народна"
Тарас Бебешко: Клімат — це нова економіка

12.10.2018

Розвинені країни і передовий бізнес в моделюванні майбутнього враховують фактор глобальної зміни клімату. Про що йде мова, і як вижити в новій реальності Україні та світу, розмірковує еколог і футуролог Тарас Бебешко. (рос)

Политики развитых демократий и бизнес-сообщество в моделировании будущего все чаще учитывают фактор глобального изменения климата.

Об этом, в частности, шла речь на парламентских слушаниях, посвященных изменениям климата и выполнению Украиной климатических обязательств. На мероприятии, состоявшемся в начале июля 2018 года в Верховной Раде, присутствовало только пятеро народных депутатов.

Украинских парламентариев эта тема интересует мало. Зато в Украине появились эксперты мирового уровня, которые участвуют в глобальной климатической дискуссии о том, как "перераспределить" ответственность стран за климатические изменения и как выжить в новой реальности.

Тарас Бебешко — один из них. Он также философ, футуролог и представитель Украины на глобальных климатических площадках.

— Парламентские слушания прошли неуспешно?

— Выступали эксперты, а от депутатского сообщества там было всего пять человек, включая глав энергетического и экологического комитетов. К сожалению, до сих пор нет понимания, что экологические вопросы вообще и изменения климата в частности — это вопросы национальной безопасности.

Мы привыкли относиться к природе потребительски. Потом удивляемся, когда нам на голову сваливается какой-то экстремум: буря, снегопад или засуха. Это вопросы здоровья, урожая. Депутаты этого не понимают, к сожалению.

В современном мире вопросы экологии заняли одно из первых мест в повестке дня крупнейших государств. Почему? Потому что новые системы и новые подходы, предложенные международными соглашениями, позволяют использовать эту тематику для создания инновационного бизнеса.

— Получается, что развитые государства учитывают фактор экологии в вопросах экономики, а бедные государства будут страдать?

— Развитые страны активно обсуждают эти вопросы, а для нас они пока кажутся странными. Например, дискуссия на уровне лейбористской партии в Великобритании о так называемой программе 3D.

— Что это значит?

— Декарбонизация, децентрализация и "растоваривание" ресурсов, то есть отказ от восприятия энергоресурсов — нефти, газа, воды, ветра — как товара.

— Это ломает всю экономическую парадигму.

— Очень сильно ломает, и это уже не научная дискуссия, это уже политическая дискуссия. Получается, что частные и государственные компании зарабатывают только на том, что предоставляют сервис, доставляя это благо до вашего дома. То есть люди платят только за сервис.

— Но мы все равно платим за газ и электроэнергию. Почему тогда важно обозначить, что это именно сервис?

— А вот это очень важная "чепушинка" — правдивость. Проблема доверия в мире стоит очень серьезно, не только в Украине. Во всем мире ищут пути повышения доверия между людьми, людьми и государствами. Любые методы.

Поэтому стараются все больше и больше отказываться от той лжи, к которой мы вроде привыкли. У нас в Украине, например, нефть, газ и другие природные ресурсы принадлежат народу, но они почему-то продаются.

— Давайте вернемся к экологии и климату. Можете ли вы привести примеры, когда экология становится ключевым фактором экономического развития? Кажется, что экология — это слишком дорого. Например, экологические порошки стоят дороже обычных.

— Уже нет. Порошки, не содержащие фосфора, стоят примерно столько же, как обычные. Энергия, получаемая от солнца, сопоставима по себестоимости с энергией, добываемой обычными методами.

— То есть "экологический" уже не значит дорогой?

— Это первый тезис: экология — это не обязательно дорого. Второй — почему мы должны говорить об экологии как о расходной части?

Парижское соглашение по климату 2015 года будет отмечено историками как поворотный пункт изменения парадигмы восприятия. Впервые была высказана мысль об использовании рыночных и нерыночных инструментов привлечения финансирования и обеспечения закрытия вопросов по изменению климата.

Вообще Парижское соглашение перенесло акцент с понимания достижения конкретных целей по сокращению выбросов на более высокий уровень.

Ключевой вопрос: "Как нам, людям разных наций, жить вместе в условиях, когда климат однозначно меняется и часто меняется непредсказуемо?". То есть поднимается вопрос о принципах сосуществования человека с человеком и человека с природой, в том числе экономических.

Например, Боливия приняла закон о правах Матери-природы. Сделала соответствующие институциональные структуры, которые обеспечивают права Матери-природы. Теперь права природы учитываются в расчете ВВП.

— Боливийцы сделали это, чтобы сбалансировать экономику?

— Чтобы попытаться выйти на другую форму взаимоотношений между человеком и природой. Мы уже были рабами природы, когда человек всего боялся. Мы уже пробовали быть хозяевами природы. Теперь — новый этап.

Мы выходим на партнерские отношения. Начинаем понимать, что потребляем экосистемные услуги, даже наш разговор — потребление экосистемных услуг.

— Каким образом?

— Мы дышим.

— Значит, мы уже должны?

— Мы потребляем. Это не вопрос — должны или не должны. Если я в партнерстве, то буду компенсировать то, что взял. Например, не буду выбрасывать пластиковые пакеты. Это уважение к партнеру.

— Нам придется положить экологию в основу принятия политических, экономических и социальных решений?

— Мы будем либо инициаторами этих изменений, и с точки зрения бизнеса станем получать конкурентные преимущества, либо будем идти в хвосте.

Когда ты выступаешь инициатором инновационной модели, то получаешь конкурентные преимущества, потому что ты уже это сделал, ты уже готов, твоя система ориентирована на это. Копия чужих достижений менее успешна.

— Можем ли мы придумать новую модель взаимоотношений с природой?

— Почему нет?

— Вы же видите, какой "ажиотаж" вызвали парламентские слушания…

— Важны люди, а не их правители. Если у людей есть это понимание и они начинают действовать, то они будут толкать этот процесс вперед.

— Все равно нужны государственная рамка или стратегия.

— Государственная рамка нужна. Украина инициировала включение в нерыночные инструменты понятия "индекс экологического баланса".

— Получается, мы местами умны, а местами — не очень?

— Мы часто боимся собственных инноваций. Мы не воспринимаем их как инновации и не воспринимаем их вообще. У нас вопросами будущего мало кто занимается. Нас долго приучали, что достаточно взять чей-то опыт, адаптировать его или скопировать под себя и будет вам счастье. Не будет.

Однако отучить нас от инновационности во многом удалось. Более того, в советские времена, как известно, инновационность вообще каралась.

— В мире экология и экономика взаимозависимы. Говорят, чем большую ставку государство делает на экологию, тем больше инновационных вещей ему удается сделать в экономике. Так ли это?

— Почти так. Концепция устойчивого развития, которая возникла в мире, дискутируема. Тем не менее, это концепция, которая принята на уровне ООН. Она подразумевает сбалансированное развитие трех компонентов: социального, экологического и экономического.

Устойчивое развитие не значит, что все яйца нужно переложить в корзину экологии или в корзину экономики. Нет, это поиск баланса, той золотой середины, где возможно нахождение экономических инструментов, которые бы позволили включать экосистему в систему хозяйствования в стране.

Например, так называемое ценообразование на углерод. Это ценообразование рыночными инструментами стоимости выбросов. У нас в стране и в других странах это продолжает осуществляться через платежи. Есть другой вариант — налоги на углерод. Еще один вариант — система торговли.

В ЕС действует система торговли, там больше экологического, чем экономического. В Японии действует система, которая балансирует экологические и экономические элементы ценообразования на углерод.

Есть концепция, система индекса экологического баланса, которая позволяет интегрировать вопросы природопользования и отношения человека и экосистемы вообще в самое сердце экономики монетарными частями.

Кто сделает это первым, пользуясь правовой базой международных договоров, тот выиграет экономически. Экология и рачительное отношение к экосистемным услугам — это не затратные механизмы, а новый вид хозяйственной деятельности, уменьшение нагрузки на окружающую среду.

— То есть появляется простор для бизнеса, экологических стартапов?

— Это параллельная экономика со всеми ее составляющими. Ведь что произошло в мире за последние 20 лет? Появление на рынках продуктов, конечным потребителем которого является не человек, а природа.

Есть продукты, связанные с непотреблением экосистемных услуг, которые торгуются рыночно. Например, появился механизм рыночной оценки отказа от эксплуатации лесных угодий. В Бразилии и в некоторых африканских странах платят рыночную стоимость за невырубленный лес.

— Если положить экологию в основу принятия решений, будет проще оценивать, вредят ли политические и бизнес-решения экосистеме.

— Даже не так. Насколько бизнес-потребление экоуслуг, которые мы все равно потребляем, компенсируется предоставлением услуг экосистеме. Грубо говоря, есть технологии, в которых невозможно избежать выбросов, но есть возможность действовать на опережение и действовать в других областях.

Не все парниковые газы грязные. Например, водяной пар — это сильный парниковый газ, но он не является загрязнителем.

Однако есть производства, где продуцируется много водяного пара как парникового газа. Я не могу его сократить, но я могу вокруг своего завода, который выбрасывает водяной пар, посадить лес или очистить реку.

— Это настолько далеко от нашей страны…

— В любом случае инновация рождается в голове одного, потом находится группа, которая начинает это делать. В конечном итоге благо получает народ.

— В Украине уже есть эта группа?

— Появилось несколько групп, не только на уровне ученых. Есть коммерческие структуры, которые готовы, которые думают, которые планируют и проектируют свою коммерческую деятельность с учетом экологической составляющей.

— То есть экология становится приоритетом в принятии решений?

— Она становится прибыльной, а не расходной частью. Это форма хозяйственной деятельности. Надо смотреть на нее как на экономическую форму деятельности. Если государство от этого самоустраняется, то, конечно, лидерскую роль могут и должны брать громады. Это уже происходит в мире.

Например, США "обнулили" Парижское соглашения, но американский бизнес взял ответственность на себя. В итоге был подписан меморандум между несколькими государствами, несколькими штатами и несколькими корпорациями о совместных действиях в отношении изменения климата.

Это мощнейший сигнал о том, что с государственной монополией в решении глобальных вопросов начинают кончать. Если государство не может или не хочет понять важность, глобальную ответственность, есть люди, которые готовы брать эту ответственность на себя. Даже в Украине.

-  Где в Украине можно капитализировать экологию?

— В стартапах куча направлений, если говорить о нижнем уровне. Это органическое земледелие, органическая продукция, организация систем раздельного сбора мусора и его утилизация. Как бы то ни было, утилизация мусора — это прибыльный бизнес во всем мире.

— И только у нас мусор не считается ресурсом.

— Более того, мы его закапываем. Там закопаны десятки, сотни бюджетов.

— Большая проблема — качество воды в украинских реках. Об этом, правда, заговорили только в связи с проблемой хлора.

— Если не будет хватать хлора, в Днепровском каскаде будет происходить биологическое заражение и цветение вод. Значит, вырастут затраты на очистку. Кстати, у нас до сих пор качество воды меряется по предельным концентрациям, и по предельным концентрациям у нас все классно.

— А на самом деле?

— На самом деле биологическое состояние катастрофическое.

— Вы говорите: экология — это новая экономика. Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду, что правильное, рачительное, сбалансированное отношение к экосистемам позволит получать качественную воду, не повышая тарифы. Ведь очистка хлором — это загрязнение хлором. Вода проходит через системы очищения, мы ее потребляем, а затем она стекает назад в Днепр.

— Украина уже почувствовала, что такое климатические изменения…

— Опустынивание Херсонской и Николаевской областей. Засаливание грунтов. Сокращение лесных насаждений и изменение их видового состава. Уже сосна отступает, на нее нападают насекомые и поедают ее. Насекомые не выживали в таком количестве, когда зимы были суровые. В природе все сбалансировано.

Что можно сделать? Можно опрыскивать, но таким образом мы изменяем биологическое разнообразие в системе. Мы начинаем создавать искусственную экосистему и приходим к тому, что уже произошло в Германии. За последние 23 года в Германии исчезло 75% видов насекомых.

Попытка создания искусственной экосистемы приводит к увеличению расходов на поддержание среды, и в конечном итоге — к дисбалансу.

— Который выливается...

— Неизвестно во что. Что такое потеря 75% биомассы насекомых? Это катастрофа. Это опыление, это, простите меня, удобрения, это питание для птиц. Сокращение популяции птиц — еще один дисбаланс. Нарушена цепочка, и природа будет перестраиваться. Она перестроится. Как-нибудь.

Появятся насекомые, стойкие к основному виду отравляющих веществ. Появятся болезни, которые начнут выкашивать людей. Снизится урожай, и мы будем удивляться, откуда все эти напасти на нас сваливаются.

Еще пример: решением президента Габона, Африка, многие разведанные месторождения полезных ископаемых закрыты для разработки. Мы знаем, что это есть, но мы не будем это трогать в интересах будущих поколений. Они находят другие источники финансирования, но это не трогают.

Точно так же можем сказать и мы: мы перестаем быть рабами и хозяевами природы, перестаем относиться к природе и к человеку как к ресурсу. 

https://www.epravda.com.ua/publications/2018/08/13/639456/

Топ - новина
Володимир Литвин, - Жонглювання подібним становить пряму загрозу Україні як державі

05.10.2018

«Наставники» України демонструють свої ознаки виборчої кампанії, діставши зі скрині завжди потрібне мовне питання, доточивши його до релігійного, від якого вони, згідно статті 35 Конституції України, взагалі повинні бути відокремленими.

Публікації
Вважаєте демократія – це вибори?

09.11.2018 

А коли за пів року до виборів відомо кого виводять у другий тур, це демократія чи може вибори?