Розсилка

підписатися

RSS-стрічка новин з сайту

Наші партнери
Тижневик "Народна"
Мечты Кличко простираются в сферу политических изменений - The Times

17.02.2012

Несмотря на свои 40 лет, Виталий Кличко по-прежнему называет себя мечтателем, пишет The Times. Правда, остается неясным, о чем еще может мечтать и что еще хочет доказать чемпион мира в тяжелом весе. Едва ли победа над Дереком Чисорой завтра в Мюнхене, которую многие считают предрешенной, добавит что-то к его наследию.

"Каждый день мне задают вопрос: "Когда вы уйдете на пенсию, когда мы прекратите бои?" - говорит он. - Но у меня по-прежнему есть мечта. Я не хочу говорить о ней, пока я ее не воплощу".

"Честно говоря, я не знаю, как долго я продержусь, - пояснил он. - Если я почувствую, что мои рефлексы подводят меня или что мне хуже, я остановлюсь". При этом он добавил, что пока чувствует себя "на 25 лет".

"Он дал понять, что не собирается побивать рекорд Джорджа Формана, который оставался в тяжелом весе до 45 лет. Намерение Кличко участвовать в выборах в украинский парламент в октябре от своей партии "УДАР" ("Украинский демократический альянс за реформы"), похоже, ставит точку в его спортивной карьере", - пишет автор статьи Рон Льюис.

Когда разговор заходит о политике, Кличко оживляется. В ноябре он написал статью для The Times, в которой выразил опасения по поводу того, что его страна скатывается к автократии.

"Я мечтаю о том, чтобы Украина стала современным европейским государством, - признается Кличко. - Сейчас она таковым не является. Слишком многое не удается, и нужны перемены".

Источник: The Times
Коментарі
Топ - новина
Володимир Литвин, - Жонглювання подібним становить пряму загрозу Україні як державі

05.10.2018

«Наставники» України демонструють свої ознаки виборчої кампанії, діставши зі скрині завжди потрібне мовне питання, доточивши його до релігійного, від якого вони, згідно статті 35 Конституції України, взагалі повинні бути відокремленими.

Публікації
Росія – це окрема орда

22.10.2018 

Як українцям відновити історичну справедливість та побороти вплив кількасотрічної московської пропаганди?